ИЗ ОБИТЕЛИ ШХАРЫ. С ГОРОЙ!

В 12- том году, поднимаясь на пик Селлы в составе учебного отделения альплагеря "Безенги", в ночной прохладе я смотрел на трио фонариков пересекающих Безенгийский ледник. Это шли чехи, шли на Шхару, шли по чешской линии Томашека. Они даже не шли, они просто плыли, «небожители» погружались на дно за Безенгийским жемчугом. Я часто вижу эту вершину над облаками с Эльбруса, недосягаемую, немыслимую, чарующую …

Спустя 90 лет после «прометея» Томашека, впервые за 4 года с момента закрытия границы, наша тройка дерзнула «распечатать» ворота в эту обитель богини Шхары.

Шхара по Томашеку это настоящая неумирающая альпинистская классика, мечта и магнит любого горного спортсмена. Нашей команде после «послабления» запрета и нескольких месяцев переговоров удалось первыми за 4 года получить разрешение от ФСБ на восхождение по этому «культовому» маршруту, с соблюдением всех требований (без пересечения 100 м пограничной зоны). Под пристальным вниманием пограничной оптики (предполагалось ещё вертолетное наблюдение, которое по погодным признакам не состоялось) нам потребовалось 4 дня для прохождения, за которые мы сполна испытали все прелести альпинизма. При большой для Кавказа протяженности и высокой категорийности (подъем 5б к.тр, спуск по маршруту 5а) маршрут по погодным признакам постоянно держал в напряжении, гора как будто испытывала дух и прочность команды. Большая влажность и теплая для высот температура помогала зарыться в снег от ветра на ночевках при подъёме, но она же «сжимала очко» на остром раскисшей спусковом гребне, где страховка проблематична и только опыт не давал сгинуть в пропасти, либо во льдах Родины, либо в камнях Грузии. Плохая видимость также вносила коррективы, теплый сванский фронт, разгоняясь по южной стороне Безенгийской стены, выстреливал потоками тяжёлых облаков, собирающих со склона кристаллы изморози, чтобы «поскрабить» наши обгорелые и обезвоженные физиономии. Постоянно цепляющиеся облака это визитная карточка Шхары, и как только мы дошли до спускового кулуара, который имеет колоритную родинку - скального отроска в виде краба, с ярко выраженными клещнями, гора отпустила нас, ветер стих и воронка облаков растворилась. Не знаю как парни, но в какие-то моменты, толи от «пахоты», толи от раскисшего сублиматами желудка, я ловил так называемый «поток», когда коллективное сознание поглощало личное. Наше партнёрство становилось священным, синхронизация действий, полное доверие, ошибка одна на всех. Спуститься с горы живыми, спуститься с горы друзьями, спуститься после достижения вершины – только в такой последовательности. Шхара связывала нас не только верёвкой, в этом для меня уникальность этой горы.

Автор: Алексей Пшеничников